Историческое прошлое Православного Богослужебного пения. Часть III

Разнообразие музыкального репертуара привело к созданию «литургических книг» – рукописных сборников, в которых фиксировались песнопения: либо только текст, либо текст с нотацией. Считается, что древнейшей такой литургической книгой, появившейся в VIII век, был «стихирарий» – собрание стихир.

Другим ранним собранием был «ирмолог», содержащий ирмосы канонов церковных праздников.

К XII-XIII векам в Византии сложилась целая система песнопений, применявшаяся за богослужением. Она состояла из ограниченного числа жанров, сформировавшихся ранее (псалом, канон, тропарь, гимн, стихира). Исполнение того или иного жанра, время, место исполнения в богослужении, своеобразие его содержания и тематики, особенности текста и методов исполнения – все это способствовало закреплению за песнопениями определенных названий. Многие песнопения получили наименования по своим начальным словам: “славословные” – по первому слову восклицания «Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу», «Многомилостивые» – псалмы 134 и 135, содержащие частое повторение слова «милость»; «величальные» – по начальному глаголу 9-ой оды канона «Величит душа моя Господа»; «Блаженны» – тропари, исполнявшиеся с заповедями блаженств (от Матфея V, 3-120; «На хвалитех» – припевающиеся к строкам псалма 146 «Хвалите Господа»; стихиры на «Господи воззвах», припевающиеся к псалмам 129, 140, 141. первый стих которых имеет слово «воззвах».

«Непорочные» – псалом 118 с начальной фразой «Блаженны непорочные в путь ходящи»; «Херувимская» – песнопение, начинающееся со слов «Иже херувимы» и т.д.

В другой группе песнопения стали называться в зависимости от времени их использования: «Утренние» – XI евангельских стихир, звучащих на утрене; «Отпустительные» – отпуст, отпущение, – тропари, завершающие Великую Вечерню; «Эксапостиларий», – певшиеся после канона и повествовавшие, как посылается свет для сотворенного мира, другое название «Светильны», от «светонесущие»; «Причастны», – исполнявшиеся во время Причастия.

Песнопения следующей группы стали именоваться по основной своей теме: «Троичны», прославлявшие Троицу; «Богородичны» – посвященные Марии; «Крестобогородичны» – о страдании Марии перед Крестом, на котором был распят Иисус Христос; «Мученичны» – о христианских мучениках; «Доксологии» – буквально славословия – антифонные гимны, венчающие заутреню; «Воскресные» – прославляющие воскресшего Христа; «Крестовоскресные» – о страданиях Иисуса Христа на Кресте и его Воскресении; «Догматики» – догмат о вочеловечевании Бога; «Молебны» – (благочестивое), в которых верующие просят прощение за грехи.

Отдельные песнопения получили свои названия по некоторым побочным признакам: «Катавасия» – при пении которых верующие вставали; «Седальны» или «Кафизмы», исполнявшиеся обычно сидя; «Неседальны» – при его исполнении не разрешалось сидеть и т.д.

Эти песнопения имели и чисто музыкальные отличия. В одних были более развиты звуковысотные стороны музыкального материала, в других ритмические. Песнопения также отличались темпом, характером звучания: они могли быть величественными, повествовательными, трагическими, лирическими, распевными, речитативными и т.д. Благодаря сумме этих особенностей и признаков и складывался «стиль» каждой разновидности песнопения.

В последующие века деятельным трудом создавалась стройная, музыкально обоснованная художественная система осмогласия. Над ее совершенством трудились великие песнотворцы: на Западе – папа Римский Святой Григорий Великий, или Двоеслов (604 г.), на Востоке – Святой Иоанн Дамаскин (776 г.). Труды Святого Иоанна Дамаскина способствовали тому, что осмогласие становится основным законом богослужебного пения в практике всей Восточной Церкви.

Практикуемое нашей Церковью восточно-греческое осмогласие, практикуемое нашей церковью, не удерживает всех точных музыкальных форм и тонкостей, имевшихся в византийском прототипе, но содержит в себе твердые музыкальные основания, мелодические и ритмические свойства византийского осмогласия.

В истории развития церковного песнотворчества осмогласие является живым родником, из которого вытекли потоки и реки всех древних православных роспевов: греческих, славянских, и собственно русских.

В Восточной Церкви осмогласное пение стало общеупотребительным к началу X века. Наиболее духовно впечатляющие формы оно обрело в храмах столицы Византийской империи. Предание сохранило свидетельство русских послов Святого Равноапостольного Великого князя Владимира: «Когда мы были в храме греков, константинопольском храме Святой Софии, то не знали, на небе или на земле находились».

Профессор Н.Д.Успенский в своей книге «Древнерусское певческое искусство» пишет: Великолепие и блеск византийского богослужения, как мы знаем из сообщения летописца, были если не решающим, то одним из существенных моментов, побудивших киевского князя и его советников при выборе официальной религии отдать предпочтение восточному христианству пред другими вероисповеданиями. По византийскому образцу строились первые княжеские храмы в Киеве с их монументальным величием и роскошью отделки, отвечавшими торжественному, праздничному характеру самого культового действия, неотъемлемым элементом которого было и церковное пение»